dmitry_a: (Default)
[personal profile] dmitry_a

Очередное дополнение к посту «Загадка мадам Вонг».

Не столь давно наткнулся на статью, написанную аж в 1949 году, напечатанную в газете The Milwaukee Journal 18 октября того же года.

Мой перевод и английский текст размещены параллельно.

Оригинал статьи можно увидеть по ссылке: The Milwaukee Journal - Google News Archive Search. Иллюстрации взяты оттуда же.

In a Chinese Harbor
«В китайской гавани». С рисунка Хелен Батмэн
“In a Chinese Harbor,” from a drawing by Helen M. Butman

Преуспевающие пираты Китая

В стране, охваченной послевоенной неразберихой, морские бандиты сделали из своего старинного ремесла большой бизнес, и самый известный пиратский предводитель наших дней — женщина

С приближением коммунистических армий пиратство расцвело по всему побережью южного Китая. Нижеследующая статья Джин Ларрэйн, взятая в сокращении из лондонского еженедельника «Эврибодиз» была подготовлена до того, как коммунисты заняли Кантон1 несколько дней назад.

Письмо, лежавшее в лотке «входящие» в одной из британских пароходных фирм в Гонконге, выглядело вполне безобидно, хотя никто не знал, как оно туда попало. Но содержание его было сущей взрывчаткой. Озаглавленное «Общество народной самопомощи Жемчужной реки», письмо гласило:

Наша группа была недавно реформирована, чтобы охватить всю зону Жемчужной реки. Сейчас мы испытываем недостаток средств на пропитание и поэтому решили собирать плату за защиту со всех пароходов и джонок, проходящих по реке. С вашего парохода причитается 20 000 гонконгских долларов [около 5 тыс. американских долларов].

Исполненный красными чернилами постскриптум в тщательно подобранных выражениях объяснял, что если компания не желает, чтобы её пароходы атаковались, она должна поместить брачное объявление в кантонской газете, затем отправить посыльного в «шляпе-зонтике» в чайную лавку в Кантоне с деньгами, завёрнутыми в газеты.

Это письмо было получено менее двух месяцев назад. Такие же письма каждое утро оказываются под дверями в Гонконге, Макао и Кантоне. Получателями могут быть пароходные фирмы, богатые китайские коммерсанты, владельцы торговых джонок, или простые смертные, внимание к которым было привлечено лишь обладанием чем-нибудь, что требуется «Обществу народной самопомощи Жемчужной реки» для «пропитания».

Рэкет круче чем в Чикаго

Пираты, бороздящие моря, сегодня более активны, чем в течение предшествовавших десятилетий. Для тех, кто плавает тесных водах к востоку от Кантона, встреча с пиратами — в определённой мере правило, нежели исключение. Они не всегда нападают; большая часть их ежегодного улова идёт от мошенничеств и рэкета, которыми гордились бы чикагские гангстеры тридцатых годов, если бы придумали их сами.

С местного морского сообщения, которое увеличилось в 20 раз с приближением коммунистов, пираты после войны собирают ежегодно от 6 до 16 миллионов долларов (американских). На суше они держат игорные дома на набережной Макао, бордели и наркопритоны в Кантоне, ведут ничуть не безобидную контрабанду вокруг британского Гонконга. Вот некоторые из их самых недавних деяний:

15 апреля пираты с неопознанных джонок обстреляли из пулемёта речной пароход «Квонг Фук», высадились на него, избили палками троих матросов, ограбили пассажиров. Улов 6800 долларов.

18 июня 15 пиратов, находившиеся среди пассажиров, захватили теплоход «Конг Фат», курсировавший между Гонконгом и Кантоном; держа пассажиров под прицелом, собрали с торговцев и их дам 72 000 долларов, при помощи новейшей радиоаппаратуры вызвали свой катер и скрылись.

А в конце июня другие пираты захватили паром маршрута Гонконг — Макао в пределах видимости из Макао, ограбили 100 пассажиров и скрылись с 21 000 долларов.

Это лишь несколько примеров. Газеты в Британии и Америке редко пишут о таких событиях. Даже китайские газеты оставляют их без внимания, если не случится убийство. О грабежах обычных джонок не сообщается, часто потому, что владельцы, возможно сами вовлечённые в операции на чёрном рынке, не осмеливаются жаловаться.

Некоторые суда дают отпор. Британские, американские и большие китайские пароходства недавно оборудовали свои суда броневыми пластинами на мостиках и пассажирских палубах. Офицеры вооружены. Зачастую устанавливаются пулемёты. Компании используют собственных разведчиков, которые бродят вдоль береговой линии в Кантоне и португальском Макао, собирают слухи и докладывают о передвижениях пиратов.

Пиратство в китайских морях — это рассчитанный риск. Бухгалтеры одной страховой фирмы Кантона обнаружили, что передачей разовых сумм пиратам в качестве платы за защиту фирма смогла вполовину уменьшить количество обращений за страховыми выплатами от клиентов. Это экономило время и хлопоты. После этого они стали официально учитывать эти суммы в своих книгах.

China's Thriving Pirates

In Country's Postwar Turmoil, Sea Bandits Made Their Ancient Trade a Big Business, and Their Most Notorious Present Day Leader Is a Woman

With the approach of the Communist armies, piracy has been flourishing along the south China coast. The following article by Jean Larraine, condensed from Everybody's, London, was prepared before the Communists occupied Canton a few days ago.

The letter, lying in the “in” tray of a British shipping firm in Hong Kong, looked inoffensive enough, though no one knew how it had got there. But the contents were dynamite. Headed “Pearl River People's Self-Help Society,” it read:

This group has recently been reformed to cover the whole Pearl river area. We are now short of mess funds and have therefore decided to collect protection fees from all steamers and junks passing through the river. Your steamer is requested to pay 20.000 Hong Kong dollars [about 5.000 American dollars].

A neatly worded postscript in red ink pointedly explained that if the company did not wish its steamers to be attacked, it should insert a marriage advertisement in a Canton newspaper, then send a messenger wearing a “rain hat” to a Canton teashop with the money wrapped in newspapers.

This letter was received less than two months ago. Every morning similar ones are slipped under doors in Hong Kong, Macao and Canton. Recipients may be shipping firms, rich Chinese merchants, owners of trading junks, or lesser mortals whose only claim to attention is that they possess something which the Pearl River People's Self-Help Society requires for its “mess funds.”

Protection Rackets Outdo Chicago's

Pirates, those skimmers of the seas, are more active today than they have been for decades. And for those who sail the narrow waters east of Canton, meeting pirates is, in some parts, the rule rather than the exception. They do not always attack; much of their yearly haul comes from double dealings and protection rackets which the Chicago gangs of the thirties would have been proud to have invented.

From the local seaborne traffic, increased twentyfold since the approach of the Communists, pirates have garnered yearly since the war between six million dollars and 16 million dollars (American). Ashore, they run mahjong saloons on the Macao water front, vice dens in Canton and a none too gentle form of smuggling around British Hong Kong itself. Here are some of their most recent exploits:

On Apr. 15, pirates, from unidentified junks, machine gunned a river steamer, the Kwong Fook, boarded her, clubbed three seamen and robbed the passengers; haul, $6,800.

On June 18, disguised as passengers, 15 pirates took over control of the motor vessel Kong Fat, plying between Hong Kong and Canton, held passengers at gunpoint, collected $72,000 from merchants and their ladies, signaled their own launch with up to date wireless equipment, and got away.

And at the end of June, others seized the Macao-Canton ferry within site of the latter city, robbed 100 passengers, and got away with $21,000.

These are but few instances. Newspapers in Britain and America rarely report such events. Even Chinese papers pass them over unless murder is done. The pillaging of ordinary junks is never reported, often because the owners, perhaps engaged in black market deals themselves, dare not complain.

Some ships put up a fight. British, American and larger Chinese shipping companies have lately fitted their ships with armor plating along the bridge and passenger quarters. Officers are armed. Often a machine gun is pitched forward. Companies use their own scouts, who tour the water fronts in Canton and Portuguese controlled Macao, listen to gossip and report on the pirates' movements.

Piracy in the South China seas is a calculated risk. The accountants of one Canton insurance firm found that by paying lump sums to pirates as protection money it could cut its clients' claims by half. It saved time and trouble. Thereafter, it solemnly entered the sums in its books.

Chinese salvage boats
Китайские спасательные лодки
Chinese salvage boats

Пулемёты и скоростные катера

За послевоенные четыре года было поймано более 350 пиратов, большинство которых были приговорены к длительным тюремным срокам или даже к смертной казни, если удавалось доказать убийство. Но в целом, обстоятельства, многочисленность и географические условия играют против полиции.

Китайские пираты больше не пользуются абордажными саблями, абордажными крюками и древними ружьями. Они эксперты в обращении с американскими пистолетами-пулемётами и ручными гранатами. Они пользуются быстроходными катерами и моторными джонками. Недавно от самого быстрого катера гонконгской полиции легко ушла безобидная на вид старая джонка, которая перед этим пристала к китайскому парому.

Основная зона пиратства расположена между заливом Байес2 в 35 милях северо-восточнее Гонконга, и островом Макао3. Главными базами пиратов являются сам залив Байес и три маленьких островка у северного берега широкой изменчивой дельты Жемчужной реки, одной из главных торговых артерий Китая. С этих островков, недавно укреплённых пиратами для собственных нужд, ежедневно уходят моторные джонки в поисках добычи.

Мало кто из пиратов известен по имени, однако одна из них так мало внешне похожа на преступника и так безжалостна, что судовладельцы от Шанхая до Сингапура говорят о ней с ужасом. Да, это женщина. Тридцати пяти лет, образованная, решительная и, по отзывам, красивая.

Мадам Вонг, или Чунг Ло-ю4, как её следует называть на самом деле — самый известный пират южного Китая. Она носит бриллиантовые серьги в форме звёзд, курит сигареты в резном мундштуке слоновой кости, держит в сумочке два «Кольта», и ещё один, на всякий случай, на левой лодыжке. На неё заведены досье в департаментах полиции Кантона, Гонконга, Макао и Бангкока. Но ни в одном нет фотографии этой женщины, командующей 50 пиратскими джонками и полутора тысячами человек.

Она изобретательна и бесстрашна. В 1946 году, когда добыча была скудной, потому что Китай был беден, у неё появилась светлая мысль. Дюжина её людей на специальной плоскодонной барже с паровыми лебёдками в течение двух ночей вытащила шесть миль резервного подводного кабеля между Гонконгом и Сингапуром. Мадам продала стальное и медное покрытие на чёрном рынке.

В декабре того же года мадам совершила ещё более дерзкую попытку. На семи джонках, полных пиратов, она преследовала голландский пароход «Ван Хойц», следовавший из Кантона в Сватоу5. Ночью она взяла пароход на абордаж и провела на борту 15 часов, предварительно сломав радиостанцию. Она выстроила всех пассажиров, мужчин и женщин, в салоне первого класса, и очистила их карманы и сумочки. К рассвету она удалилась с 200 тыс. долларов.

От такого фокуса действительно глаза на лоб полезут. Полиция искала мадам Вонг везде, но безуспешно. С тех пор дама испытывает некоторые неудобства, не рискуя появляться на людях столь беспечно, так как за её голову назначена большая цена.

Пиратская королева продолжает дело покойного мужа

Чунг Ло-ю научилась своему ремеслу от мужа. Она была партнёршей для танцев в Кантоне в 1939 году, когда вышла замуж за Вонг Кунг-кита, чиновника китайского центрального правительства. Вонг прибыл из Нанкина с кучей китайских долларов, полученных с тёмных делишек, и мадам отвезла его в Макао. К 1940 году слово Вонга было законом на Жемчужной реке. За шесть лет Вонг шпионажем, похищениями, грабежами и шантажом сколотил состояние, оцениваемое в 16 миллионов американских долларов.

Тем не менее, в 1945 году Япония пала, португальская полиция окрепла, и добыча Вонга уменьшилась. К декабрю он был способен нападать лишь на обычные джонки. Как-то ночью он заметил три джонки примерно в 15 милях от Гонконга и немедленно пошёл на сближение.

С воплями, от которых кровь стынет в жилах, через борта метнулись люди. Но это не были люди Вонга. Три джонки были набиты бывалыми, закалёнными в боях британскими коммандос из Гонконга. Бой длился 20 минут, и Вонг его проиграл. Раненый, он бежал на баркасе и пристал к недалёкому берегу только лишь затем, чтобы попасть в руки местного коммунистического партизанского командира. Тот передал пирата полиции Макао за 20 000 патак6.

Двумя днями позже Вонг пытался бежать и был застрелен в сточной канаве. На следующий день мадам была в штаб-квартире мужа в заливе Байес. Никто не записал, что случилось той ночью в жёлтых отблесках керосиновых ламп, как она встретила самых умелых стрелков своего мужа; наверное, никто и не расскажет, пока мадам Вонг жива. Но Макао вскоре узнало о результате военного совета.

До сих пор, за исключением эпизода с «Ван Хойцем», мадам играла осторожно и по маленькой, но часто. Она всё ещё играет в фантан7 и плавает в тесных водах, однако настороже. Потому что знает, что полицейские силы трёх стран заплатили бы куда больше 20 000 патак за её фотографию, в бриллиантовых серьгах или без.

Machine Guns and Fast Boats

In four years since the end of the war, over 350 pirates have been caught and a great many sentenced to long terms in jail and even to death when murder could be proved. But in general, circumstances, numbers and the lie of the land are against the police.

Chinese pirates no longer use cutlasses, grappling irons and ancient shotguns. They are experts in handling American sub-machine guns and hand grenades. They use fast launches and motorized junks. Recently one of Hong Kong's fastest police boats was easily outdistanced by an innocent looking old junk which had just attached a Chinese ferry boat.

The main piracy area lies between Bias bay, 35 miles northeast of Hong Kong, and Macao island. The two main pirate bases are Bias bay itself and three small islets on the north shore of the wide, choppy Pearl river estuary, one of China's main trade streams. From these three islets, which a group of pirates recently fortified for their own use, motor junks sail out daily in search of prey.

Few pirates are known by name, but one of them looks so little like an outlaw and is so ruthless that from Shanghai to Singapore seafarers talk of her with awe. Yes, she is a woman. 35 years old, well educated, daring and reportedly beautiful.

Mme. Wong, or Chung Lo-yu as she should really be called, is south China's best known pirate. She wears star shaped diamond earrings, smokes cigarets through a long carved ivory holder, packs two Colts in her purse and, for good measure, has one strapped to her left ankle. She has files in the police departments of Canton, Hong Kong, Macao and Bangkok. But none of them carries a photograph of this woman, who commands 50 pirate junks and 1,500 men.

She is imaginative and fearless. In 1946, when pickings were poor because China was poor, she had a bright idea. Sailing in a special flat bottomed barge equipped with steam winches, a dozen of her men spent two nights raising six miles of the spare underwater cable between Hong Kong and Singapore. Madame sold its steel and copper sheeting on the black market.

In December of the same year, madame tried something even more daring. With seven fully manned junks, she tailed the Dutch steamer Van Heusz sailing from Canton to Swatow. She drew alongside at night and spent 15 hours aboard after destroying the wireless. She lined every passenger, male and female, in the first class lounge and went through their pockets and handbags. By dawn, she was away with a $200,000 haul.

This coup really made eyebrows rise. Police hunted Mme. Wong everywhere, but in vain. Since then, she has taken some trouble not to show herself quite so freely, for there is a large price on her head.

Pirate Queen Carries On for Dead Husband

Chung Lo-yu learned her trade from her husband. She was a dance hostess in Canton in 1939 when she married Wong Kung-kit, an official of the Chinese central government. Wong had arrived from Nanking loaded with Chinese dollars from some shady deal and madame took him to Macao. By 1940 Wong's word was law in the Pearl river. In six years, Wong informed, kidnapped, robbed and blackmailed his way into a fortune estimated at 16 million American dollars.

By 1945, however, Japan had fallen, the Portuguese police were getting tougher, and Wong's pickings decreased. By December he was reduced to attacking ordinary junks. One night he sighted three some 15 miles off Hong Kong and promptly drew alongside.

With blood curdling yells, men went over the side. But they were not Wong's men. The three junks were filled with tough, battle trained British commandos from Hong Kong. The fight lasted 20 minutes and Wong lost it. Wounded, he escaped in a longboat and reached the near-by shore only to fall into the hands of a local Communist guerrilla leader. The man handed him over to the Macao police for 20,000 patacas.

Two days later Wong tried to escape and was shot dead in the gutter. By the next afternoon, madame was at her husband's headquarters in Bias bay. What happened that night in the yellow glare of the kerosene lamps, how she faced her husband's toughest gunmen, is not on record, and probably will not be until Mme. Wong meets her fate. But Macao soon knew the result of the council of war.

So far, apart from the Van Heusz episode, madame has played safe on small but numerous coups. She still plays fantan and still sails the narrow seas, but she is cautious. For she knows that the police of three nations would pay far more than 20,000 patacas to have her picture, with or without the diamond earrings.

Перевод Дмитрия Алемасова

Примечания

1. Кантон (Canton) — старое европейское название города Гуанчжоу/Guangzhou/廣洲. Само слово Canton происходит от наименования провинции Гуандун/Guangdong/廣東, административным центром которой является Гуанчжоу. ^

2. Залив Байес (Bias Bay) — английское наименование залива Даявань/Dayawan/大亞灣 в пров. Гуандун. ^

3. На самом деле Макао — это полуостров. ^

4. Китайские женщины после замужества фамилию не меняют. Если их называют по фамилии мужа, то обязательно с титулом «мадам» или «миссис» (太太, 夫人) и без добавления имени. В настоящей статье утверждается, что фамилия мадам Вонг — Chung, тогда как Джон Лаффин в статье 1964 года называл фамилию Shan. ^

5. Сватоу (Swatow) — старое европейское название города Шаньтоу/Shantou/汕頭 в пров. Гуандун. ^

6. Патака (pataca) — денежная единица Макао. Существует и поныне. ^

7. Фантан/fantan/番攤 — китайская азартная игра, похожая на рулетку. ^

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

dmitry_a: (Default)
dmitry_a

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 05:32 am
Powered by Dreamwidth Studios